Семья и дети
Кулинарные рецепты
Здоровье
Семейный юрист
Сонник
Праздники и подарки
Значение имен
Цитаты и афоризмы
Комнатные растения
Мода и стиль
Магия камней
Красота и косметика
Аудиосказки
Гороскопы
Искусство
Фонотека
Фотогалерея
Путешествия
Работа и карьера

Детский сад.Ру >> Электронная библиотека >>

Педагогическая деятельность академика В. Ф. Зуева и ее историческое значение


В. Ф. Зуев. "Педагогические труды".
Издательство Академии педагогических наук, Москва, 1956 г.
Публикуется с небольшими сокращениями.
OCR Detskiysad.Ru


Академик Василий Федорович Зуев, географ и натуралист, сыграл выдающуюся роль в развитии педагогических идей в России. Зуев принимал деятельное участие в первоначальной организации русской общеобразовательной школы, был автором первого учебника естественной истории, первым методистом естествознания и наставником первой группы учителей по этому предмету.
Педагогическая деятельность Зуева в годы его жизни не была оценена по достоинству: он даже подвергся преследованию за нее. Позднее она была забыта, и лишь в советскую эпоху, через сто пятьдесят лет после смерти Зуева, его роль в истории русского просвещения получила надлежащую оценку (1).
Имя Зуева теперь вошло во все руководства по методике естествознания, о нем упоминают преподаватели, читающие этот курс в педагогических вузах. Однако подлинных работ Зуева (по причине их библиографической редкости) до сих пор нет в педагогических библиотеках, с ними не могут познакомиться ни учителя, ни студенты педвузов, ни руководители кафедр педагогики. Вот почему возникла необходимость перепечатать с изданий XVIII в. педагогические работы Зуева, частью целиком, частью в выдержках, сопроводив текст необходимыми комментариями и предпослав изданию очерк о жизни и деятельности В. Ф. Зуева.
------------------------------------
1. Первоначально — в статье Б. Е. Райкова на тему «Естественноисторическое образование в XVIII веке». Сб. «Просвещение», 1922, № 2; более подробно — в монографии Б. Е. Райкова «Академик Василий Зуев, его жизнь и труды», изд. Академии наук СССР, 1955 (главы IX, X, XI).
-------------------------------------
Василий Федорович Зуев родился в 1752 г. (1) Он происходил из крестьян Тверской губернии. Отец его был солдатом Семеновского полка, который стоял в Петербурге. Жены солдат-гвардейцев имели право проживать при мужьях в особой слободе, а дети пользовались некоторыми льготами. Вследствие этого Зуев в возрасте 12 лет был принят в гимназию, которая тогда существовала при Академии наук.
Академическая гимназия того времени не отличалась высокими педагогическими достоинствами: учеников держали в «черном теле» и жестоко наказывали. В преподавании процветала зубрежка, причем уроки в младших классах велись на немецком, а в старших — на латинском языках.
Но все же по тому времени академическая гимназия имела и некоторые положительные стороны.
Зуев оказался очень способным учеником и вынес из этой гимназии знание языков, что ему весьма пригодилось впоследствии. Он окончил гимназию в возрасте 16 лет и сразу же был зачислен в состав возглавляемой академиком П. С. Палласом экспедиции, которая направлялась в Восточную Сибирь. Эта экспедиция продолжалась шесть лет (1768—1774), освоила огромный маршрут и оказалась для молодого Зуева незаменимой школой.
Петр Симон Паллас, выдающийся натуралист XVIII в., которого по справедливости ставят на один уровень с Линнеем и Бюффоном, был универсальным ученым. Он занимался зоологией, ботаникой, географией и геологией, а также исследованиями этнографического и экономического характера. Экспедиция изучала животный и растительный мир огромных районов, а кроме того, знакомилась с нравами, обычаями и промыслами живущего там населения.
Само собою понятно, что участие в таком путешествии, да еще под руководством знаменитого ученого было для Зуева своего рода практическим университетом. На третий год путешествия, когда экспедиция была в Западной Сибири, Зуев был уже настолько подготовлен к самостоятельным исследованиям, что Паллас послал его одного, в сопровождении нескольких казаков из Челябинска через Тобольск и Березов в Обдорск (теперь Салехард), который был тогда крошечным поселком на нижней Оби. Из Обдорска Зуев должен был проехать на оленях на берега Ледовитого океана, в район Карской губы.
Целый год продолжалась эта самостоятельная экспедиция Зуева (1771—1772), причем он выполнил свою задачу блестяще, несмотря на то, что ему было только 19 лет. Зуев был первым исследователем, который пересек Северный Урал, со
---------------------------------
1. Эта дата установлена автором на основании архивных данных. Приведенная, в словарях и справочниках дата (1754) ошибочна.
---------------------------------
стороны Сибири. Он привез из своего путешествия коллекцию редких птиц, коллекцию морских животных и даже живого белого медвежонка, по которому Паллас впервые составил научное описание этого полярного зверя.
В марте 1772 г. Паллас отправил Зуева в новое путешествие, из Красноярска вниз по течению р. Енисея до самого моря. Это путешествие продолжалось около полугода, причем Зуев добрался до устьевой части Енисея, где теперь раскинулся город и порт Дудинка, а в то время это была совершенная пустыня.
По материалам своей обской и енисейской поездок Зуев написал свои первые научные статьи: об оленях и о быте остяков (хантов) и ненцев (самоедов). Эти интересные работы Зуева были посланы в Петербург и заслушаны в Академии наук, а затем Паллас использовал их при описании своего путешествия, изданного на немецком и русском языках (1).
Вернувшись из экспедиции Палласа в 1774 г., Зуев получил заграничную командировку на пятилетний срок для «усовершенствования в науках». Таким образом к его опыту полевого натуралиста-путешественника прибавилось знакомство с западной университетской наукой. Сперва он поехал в голландский город Лейден, где обучался в местном университете в качестве студента-медика. (В ту эпоху естественные науки преподавались на медицинских факультетах; отдельных биологических факультетов не существовало.) В Лейдене Зуев занимался анатомией, физиологией, химией, физикой и естественной историей. Затем он переехал в г. Страсбург, который принадлежал тогда Франции. Страсбургский университет, где преподавание велось на французском языке, славился своими научными силами. Особое влияние имел на Зуева зоолог Иоганн-Фридрих Герман, многосторонний ученый, который проводил на своих лекциях идею родственной связи между отдельными группами животных с постепенными переходами между видами, другими словами, вносил в свой курс элементы трансформизма.
В Страсбурге Зуев изучил французский язык, притом так хорошо, что, позднее стал употреблять его в своей личной переписке.
Вернувшись осенью 1779 г. в Петербург, Зуев представил в Академию наук диссертацию на латинском языке, заглавие которой можно по-русски передать так: «Теория превращения насекомых, примененная к другим животным». В этой работе, которая долго оставалась неизвестной и изучена лишь в наше
-----------------------------------
1. Немецкое издание вышло в 1771—1773 гг., русское — «Путешествие по разным провинциям Российской империи» в пяти книгах, СПб., 1773—1788.
-----------------------------------
время (1), автор проводит мысль о всеобщей изменчивости в природе, причем в животном мире эта изменчивость выражается в форме метаморфоза, особенно ясно выраженного в царстве насекомых.
Однако слишком смелые воззрения молодого ученого не встретили сочувствия у академиков и показались им излишними. Зуеву пришлось заменить эту диссертацию другой — о перелете птиц, которая и получила одобрение академической конференции 12 октября 1779 г. Зуеву было присвоено звание адъюнкта Академии наук, и с той поры началась его самостоятельная научная деятельность в Академии.
На первых порах Зуев стал приводить в порядок зоологические коллекции академической кунсткамеры, основанной еще Петром I и представлявшей собою обширное и пестрое собрание всевозможных редкостей из трех царств природы. Зуев вплотную занялся ихтиологией, причем описал на латинском языке несколько редких видов рыб, неизвестных до того в науке. Однако это занятие не удовлетворяло его, и он искал работу, более отвечавшую его склонностям полевого исследователя.
Такой случай вскоре представился. В 70-х годах XVIII в., после войны с Турцией, Россия получила обширные области в районе Черного моря. В 1779 г. близ устья р. Днепра начал строиться новый город и порт Херсон, который должен был служить одним из опорных пунктов растущей черноморской торговли. Экономические и политические интересы России требовали научного изучения нового края. Академия наук не могла остаться чуждой этим требованиям и ответила на них организацией исследовательских экспедиций на юг России. Одна из таких экспедиций была направлена в 1781 г. в Херсон, а затем — на Крымский полуостров, который тогда еще не был присоединен к России.
Директор Академии наук Домашнее, который покровительствовал Зуеву и ценил его энергичную и смелую натуру, предложил ему встать во главе херсонской экспедиции. Зуев с радостью ухватился за это предложение, хотя оказанное ему предпочтение вооружило против него некоторых влиятельных академиков и, как мы увидим далее, повредило успеху этого предприятия.
20 мая 1781 г. небольшой экспедиционный отряд под водительством Зуева двинулся из Петербурга на юг России. В состав этого отряда, кроме самого Зуева, входили: переводчик Тимофей Кириак, рисовальщик Степан Бородулин, охотник-
-------------------------------------------
1. Эта диссертация В. Ф. Зуева в переводе на русский язык с комментариями подготовлена к печати Б. Е. Райковым и опубликована им в «Трудах Института истории естествознания и техники АН СССР», а также в монографии «Академик Василий Зуев, его жизнь и труды», 1955.
-------------------------------------------
стрелок Денисов и прикомандированный солдат, взятый для охраны казенного багажа. Путь экспедиции лежал на Москву, а оттуда через Калугу, Тулу, Орел, Курск, Харьков, Полтаву, Кременчуг в Херсон, куда экспедиция прибыла через 4 1/2 месяца — 7 октября 1781 г. и осталась там на зимовку. Ехали в нескольких повозках на почтовых лошадях, которые перепрягались на каждой станции для замены новыми. В более крупных городах экспедиция останавливалась на несколько дней или даже недель. Тогда Зуев собирал сведения о числе жителей города, их занятиях и промыслах, о местной торговле, о заводах, фабриках, школах и т. д. При этом Зуев старался достать планы и карты города и прилегающих мест. Степан Бородулин тем временем зарисовывал общие виды городов и различные достопримечательности пути, а охотник Денисов стрелял и набивал чучела птиц, если среди них попадались редкие виды.
Принимали Зуева в пути по-разному: одни администраторы, как, например, курский губернатор Свистунов, оказывали ему всякое содействие и помогали собирать нужные данные, другие — встречали равнодушно или даже подозрительно, а харьковский наместник, генерал-поручик Щербинин, даже посадил его под арест за слишком самостоятельное, по мнению губернатора, поведение.
В Калужской губернии Зуев познакомился с крестьянином Екимом Андреевым — неграмотным знахарем, который оказался, однако, недюжинным знатоком лекарственных растений; он даже разводил их у себя в огороде.
В Туле Зуев встретил механика Бобрина, который изобрел жатвенную машину и усердно трудился над постройкой «вечного двигателя». В Харькове Зуев свел знакомство с изобретателем Захаржевским, который строил разные физические приборы и даже изготовлял астрономические телескопы до 10 футов в длину, причем линзы для них 6—8 дюймов в диаметре шлифовал сам.
Путешествие это не всегда проходило гладко. Странствовать в ту пору по России, особенно по ее южной, мало изученной части, было делом трудным и опасным. В Орле Зуев тяжело болел дизентерией. В Кременчуге он две недели не мог тронуться с места, потому что истратил все деньги и сидел без копейки. Вообще денежный вопрос был очень сложным для экспедиции. Полученные при отъезде из Петербурга 350 руб. были скоро израсходованы на питание и в оплату прогонов, а новых средств Академия не слала, несмотря на обещания. По этой причине Зуев неоднократно попадал в весьма критическое положение и был вынужден выходить из него своими средствами, добывая деньги в пути при помощи займов у местной администрации и даже у частных лиц. Заботливо помогал ему херсонский градоначальник, строитель города и порта генерал Иван Абрамович Ганнибал — наваринский герой и предок поэта А. С. Пушкина (1).
В своих письмах из Херсона Зуев очень тепло отзывается о Ганнибале, называя его лучшим из вельмож, каких ему приходилось видеть.
Отсутствие известий из Академии крайне тревожило и удручало Зуева. Он даже собирался отказаться от дальнейшего путешествия и вернуться с дороги обратно в Петербург. Такое ненормальное положение объясняется распрями, которые в это время происходили между некоторой частью академиков и директором Академии Домашневым. Академики Руновский и Штелин, которые составляли тогда хозяйственную комиссию Академии и ведали ее денежными средствами, были против посылки экспедиции Зуева, находя это ненужной тратой средств. В противовес этому мнению директор Домашнев настоял на отправке экспедиции. Хозяйственная комиссия реагировала на это тем, что прекратила всякую денежную помощь экспедиции, уже находящейся в пути. Если бы не самообладание и изворотливость Зуева, который сумел выйти из положения, все это предприятие провалилось бы в самом начале.
Чтобы не сидеть в бездействии целую зиму в Херсоне, Зуев решился съездить на русском военном корабле в Константинополь (Стамбул), где пробыл более месяца, посетив и другие турецкие города. Назад он вернулся 9 марта 1782 г. сушей через Болгарию, Валахию, Молдавию и Бессарабию. Эта поездка Зуева не была предусмотрена маршрутом экспедиции и впоследствии была поставлена ему в вину.
Вскоре после возвращения из Турции Зуев отправился в Крым. Выехал он 12 апреля 1782 г., взяв с собой только рисовальщика Бородулина. Как уже указано выше, Крым не принадлежал тогда России. (Присоединение его произошло позднее, в 1783 г.). Вовремя путешествия Зуева Крымский полуостров и прилежащие степи составляли самостоятельное Крымское ханство, во главе которого стоял хан Шан-Гирей (Шагин-Гирей). Поездка Зуева оказалась неудачной, даже опасной для жизни. Как раз в это время на полуострове произошло восстание татар, недовольных Шан-Гиреем. Разыгравшиеся события не позволили Зуеву объехать полуостров: он побывал только в Карасубазаре (теперь Белогорск) и Феодосии, которая называлась тогда Кефой и была столицей ханства. Из Кефы нашему путешественнику пришлось спешно бежать в Керчь и спасаться в Россию через Азовское море.
Экспедиция Зуева возвратилась в Петербург 30 сентября 1782 г., привезя на нескольких подводах богатые сборы, поступившие в академическую кунсткамеру.
---------------------------------------
1. Мать Пушкина Надежда Осиповна приходилась И. А. Ганнибалу родной племянницей.
---------------------------------------
Описание этого путешествия появилось много позднее — в 1787 г. под заглавием «Путешественные записки Василья Зуева от С. Петербурга до Херсона». Вышла только первая часть записок, которые вскоре (в 1789 г.) были изданы на немецком языке. Вторая часть, куда должно было войти описание Крыма и других районов Причерноморья, в свет не вышла (1).
Вскоре после возвращения Зуева из его экспедиции в Причерноморье он занялся педагогической деятельностью. Эта полоса его жизни нас в особенности интересует, и мы остановимся на ней более подробно.
В XVIII в., до школьной реформы 1786 г., в России, как известно, не существовало государственной системы общеобразовательной школы. Петр I заводил школы профессионального типа, которые отвечали ближайшим потребностям экономического и политического развития России. Общее же образование находилось в частных руках и стояло на весьма низком уровне.
В городах существовали так называемые вольные школы. Это были, в основном, простые школы грамоты. Их содержали люди разного звания — представители церковного причта, отставные военные невысокого ранга, канцеляристы, писаря и т. д. Обучали в таких школах чтению, письму и иногда правилам арифметики. В Петербурге в 1784 г. насчитывалось 17 таких школ. В числе содержателей их показаны: отставной прапорщик Лука Лазарев, церковный сторож Николай Яковлев, отставной канцелярист Алексей Калугин, дьячок Тимофей Артамонов и др. В этих школах дети выучивались читать в год, а писать — на второй год. За учение брали по рублю в месяц, а чаще — «с выучки»: за чтение от 4 до 6 руб., за письмо — 6 руб., а за правила арифметики — 3 руб. Стоимость обучения по тому времени была довольно высокая. Чтение дальше часослова и псалтыри не шло.
Для детей дворян и вообще привилегированных сословий существовали пансионы, содержавшиеся, как правило, иностранцами. Из архивных данных видно, что в Петербурге в 1784 г. таких пансионов было 24, причем в них обучалось 319 мальчиков и 119 девочек. В числе содержателей этих пансионов были немцы, французы, реже англичане. Так, например, в Петербурге был пансион французского уроженца Ивана Ланье, Федора Рейнкена, выходца из Пруссии, англичанки девицы Какс и проч. В Москве таких пансионов насчитывалось 12, причем в числе их содержателей был даже итальянец — Иван Бартоллий. В этих пансионах плата была высокая. Там обучали, главным образом, языкам, а из остальных предметов —
-------------------------------------
1. Часть материала, который должен был войти во II часть книги, Зуев опубликовал в виде отдельных статей.
-------------------------------------
математике, истории, географии и рисованию. Естествознание и физика нигде не преподавались.
Учение было поставлено в большинстве случаев слабо, так как учителя сами были недостаточно сведущи в науках. Среди учителей один был раньше бухгалтером, другой — отставным фельдфебелем, третий оказался «мастером брильного дела», т. е. парикмахером, и т. д. Но и эти школы охватывали лишь незначительное число детей. Большинство детей низших сословий оставались неграмотными. Между тем быстро развивавшееся государство и темпы его экономики требовали образованных людей.
При таких обстоятельствах правительство Екатерины II приступило в 80-х годах к организации системы народного образования, которая охватила бы не только столицы, но губернские и уездные города. Для осуществления этой задачи 7 сентября 1782 г. была создана правительственная «Комиссия об учреждении народных училищ», во главе которой был поставлен сенатор Петр Завадовский, будущий министр народного просвещения. Предполагалось открыть школы не только во всех главных городах России и подготовить для них учителей, но и создать учебники и учебные пособия.
Чтобы быстро продвинуть это дело, в Россию был вызван из Австрии опытный педагог, школьный инспектор одной из славянских земель Федор Иванович Янкович де-Мириево, по национальности серб, хорошо знавший русский язык.
Деятельность Янковича дала, как известно, блестящие плоды. Это был очень культурный и высокообразованный человек, прекрасный педагог, который отличался дальновидностью и огромной деловой энергией. За четыре года (1782—1786) с его помощью комиссия успела открыть 133 школы в 25 губерниях, в которых обучалось 9872 учащихся при 288 учителях, и обеспечила эти школы учебниками, издав 25 школьных руководств, уставов и инструкций, напечатала несколько географических карт и глобусов. Большинство этих учебников были неплохи, а некоторые настолько хороши, что превосходили книги этого рода, выходившие на Западе.
Само собою понятно, что Янкович мог развить такую деятельность только потому, что опирался на целую плеяду способных и даже талантливых русских людей, которые ему активно помогали.
К концу XVIII в. в России было уже 315 училищ при 750 учителях и 19915 учащихся. Открываемые комиссией училища разделялись на малые (в уездных городах) и главные (в губернских городах). Курс малых училищ продолжался два года и состоял в изучении русской грамоты, арифметики и закона божьего. Курс обучения в главных училищах продолжался пять лет и включал, кроме указанных предметов, географию, историю, физику и естествознание (минералогию, ботанику и зоологию). Таким образом в начале 80-х годов XVIII в. естественная история впервые сделалась предметом школьного преподавания.
Для организации такого большого дела была необходима помощь многих сотрудников. Надо было подобрать состав учителей для главного народного училища св. Петра, которое было первым открыто в Петербурге, и для учительской семинарии при нем, которая готовила учителей для провинции.
В числе прочих к педагогическому делу был привлечен и Зуев в качестве преподавателя главного народного училища и лектора учительской семинарии. Это случилось 9 декабря 1783 г., приблизительно через год после возвращения Зуева из экспедиции на юг России. Ему было назначено жалованье - 400 руб. в год и присвоено звание профессора. Кроме того, он был произведен в чин коллежского асессора, по тому времени немаловажный (1).
Зуев вел уроки в училище и, кроме того, читал лекции студентам учительской семинарии, готовя их в преподаватели естественной истории. Помимо лекций семинаристы посещали уроки Зуева в школе. Из сохранившихся архивных данных не видно, давали ли семинаристы пробные уроки под руководством Зуева, но по общему ходу занятий это весьма вероятно, так как семинария была открыта при училище и тесна с ним связана.
Студенты жили в казенном общежитии, где получали питание, одежду и спальные принадлежности. Продукты выдавались им на руки, и они должны были сами наладить приготовление пищи. В интересах учебных и хозяйственных студенты имели свою собственную организацию, разрешенную начальством, а именно: они были разбиты на пять «товариществ», по 15—20 человек в каждом. Во главе товариществ стояли выборные «старшие». Через этих старших студенты сносились с администрацией училища.
Сохранившиеся в архиве данные показывают, что условия жизни этой педагогической молодежи были довольно суровые. Средства, которые отпускались на содержание учащихся, были недостаточны, одежда и обувь обновлялись редко, и студенты неоднократно подавали Завадовскому жалобы на свои бытовые условия. Эти жалобы частично удовлетворялись, но общая сумма, которая отпускалась казной в год на человека (около 80 руб.) была совершенно недостаточной.
Студентов содержали в общежитии в большой строгости и выпускали из здания только по особым пропускам. За нарушение распорядков наказывали, например сажали на хлеб и на воду или заставляли виновных ходить в классы не в при-
---------------------------------
1. Этот чин давал в то время право на дворянское звание.
---------------------------------
своенных им камзолах, а в серых мужичьих кафтанах. В более серьезных случаях им грозила отдача в солдаты.
Надо заметить, что такие взыскания были вообще в духе и нравах того века. От телесных наказаний студенты были освобождены, в то время как в Горном корпусе и в Медико-хирургической академии даже в начале XIX в. такие меры применялись (1).
Учебная сторона учительской семинарии в эпоху Зуева была поставлена по тем временам хорошо. Преподаватели физики и естественной истории имели кабинеты, которые пополнялись учебными пособиями. На это дело комиссия не жалела средств, поручая преподавателям Зуеву и Головину (2) приобретать у частных лиц коллекции, приборы и прочее и выдавая им на это деньги авансом. Так, например, Зуев приобрел в 1784 г. гербарий, в 1785 г. — хорошую коллекцию минералов в 370 штуфов, за которую комиссия заплатила 200 руб. (сумма по тому времени очень значительная). Преподаватель физики Михаил Головин покупал на месте и выписывал из-за границы разные физические приборы и инструменты, например приобрел в 1785 г. за 250 руб. электрическую машину, принадлежавшую покойному медику Бринкману, и т. п.
В основу книжного фонда учительской семинарии была положена прекрасная библиотека, купленная у петербургского собирателя, коллежского советника Жукова. В этой библиотеке было свыше 1000 томов, в том числе 352 книги на русском языке и 703 — на иностранных. Кроме того, комиссия предоставила Зуеву возможность выписывать нужные ему для занятий книги из-за границы, в том числе и дорогие многотомные издания. Кроме покупок, кабинет естествознания пополнялся и путем частных пожертвований. Наиболее значительным из них был обширный гербарий, присланный из Москвы известным меценатом того времени, крупным горнопромышленником Прокопием Демидовым, который был любителем ботаники и имел под Москвой свой собственный ботанический сад (3). Гербарий этот содержал свыше 3000 видов растений, в том числе и много редких.
Позднее в семинарию поступила обширная зоологическая коллекция, принадлежавшая покойному графу Григорию Орло-
---------------------------------------
1. Сохранилось, например, известие, что профессор Медико-хирургической академии Даниил Велланский, который исполнял обязанности помощника инспектора студентов, в 1825 г. приказал высечь розгами за нарушение дисциплины одного студента, а за протесты против этой меры — еще четырех.
2. Головин Михаил Евсеевич, племянник Ломоносова, адъюнкт Академии наук.
3. Этот сад находился в Нескучном на том месте, где теперь расположен участок Академии наук (Бол. Калужская ул., дом 13). Здание президиума АН — это бывший дворец Демидова. Вокруг здания был сад с оранжереями, спускавшийся уступами к Москве-реке.
---------------------------------------
ву, одному из деятелей екатерининской эпохи, умершему в 1783 г. Орлов интересовался естественными науками и покровительствовал Ломоносову. Конечно, эти пожертвования содержали много лишнего и ненужного для школы — в виде разных заморских редкостей, но основные нужды преподавания они, безусловно, обеспечивали.
При введении естествознания в русскую школу никаких русских учебников по этому предмету не существовало. Первое время Зуев вел преподавание по запискам, но потребность в учебнике как для школьников, так и для студентов была неотложной. Составить такой учебник было предложено самому Зуеву, и он с интересом взялся за эту работу. Через полтора года, в мае 1785 г., книга была готова. В журнале Комиссии об учреждении народных училищ под числом 27 мая записано; «Сочиненную г. коллежским асессором и Главного училища профессором Зуевым натуральную историю, признанную от Комиссии для употребления народных училищ годною и удобною, напечатать в типографии содержателя Брейткопфа в числе 3 тысяч экземпляров».
Книга вышла в свет в январе 1786 г. под заглавием «Начертание естественной истории, изданное для народных училищ Российской империи». Руководство было напечатано без имени автора как официальное издание. Редактором книги был академик Паллас, который дал о ней очень хороший отзыв и немало помог автору в процессе ее составления (1).
Несомненно, что перед Зуевым как автором учебника стояла очень трудная задача. Ведь это был первый на русском языке труд такого рода, для которого не было готовых образцов, а иностранные руководства не подходили к русским условиям и не годились для этой цели. Не было также никакой программы по естествознанию для школ, приходилось самому составлять ее и по ней писать учебник. Не было также никаких методических инструкций для учителей о том, как надо преподавать новый предмет. Словом, на долю Зуева выпала большая организационная и научно-литературная педагогическая работа, с которой он справился превосходно.
Учебник Зуева состоит из двух частей. Первая часть распадается на отделы — «Ископаемое царство» и «Прозябаемое царство». Вторая часть содержит описание «Животного царства». В отделе, посвященном неживой природе, автор рассказывает о землях, камнях, солях, горючих веществах, полуметаллах, металлах и окаменелостях. Отдел, посвященный растениям, начинается кратким физиологическим очерком о жизни и строении растений. Затем следует описание отдельных рас-
------------------------------------------
1. Принадлежность этой книги Зуеву и вся история ее написания были установлены мною в 1922 г. по архивным данным. С тех пор сведения об учебнике Зуева вошли в нашу методическую литературу.
------------------------------------------
тений в такой группировке: деревья, кустарники, садовые и дикорастущие травянистые растения, огородные растения, культурные злаки, луговая растительность, мхи, папоротники, лишайники и грибы.
Зоологический отдел обширнее ботанического и также состоит из монографических описаний, сгруппированных в таком порядке: звери, птицы, земноводные (куда отнесены амфибии и рептилии), рыбы, насекомые (куда отнесены также ракообразные, пауки и многоножки) и черви (сюда отнесены, кроме собственно червей, все остальные животные, которым не нашлось места в других классах). Больше всего уделено места млекопитающим и птицам. В общем описано 66 млекопитающих, из которых 53 принадлежат к русской фауне.
Значение этой книги Зуева видно из того, что она была не только первым, но и единственным оригинальным русским учебником по естествознанию для всего XVIII и первой четверти XIX в. Книга вышла пятью изданиями (1) и применялась в русской школе и после Отечественной воины 1812 года, следовательно, свыше 30 лет. Среди русских учебников по естествознанию вообще не было другой книги, которая пользовалась бы таким влиянием на школьное преподавание и в такой степени определила бы и самый характер преподавания предмета, как эта книга Зуева. Тем отраднее отметить, что это сочинение Зуева было составлено чрезвычайно удачно. По авторитетному отзыву Палласа, оно превосходило все тогдашние иностранные руководства по данному предмету, предназначенные для школьного преподавания.
Зуев не увлекся систематикой, несмотря на то, что по тогдашним воззрениям она составляла главное и основное содержание науки. Авторитет Линнея в XVIII в. был чрезвычайно велик, и все составители учебных руководств по естествознанию следовали его системе, т. е. сводили знакомство с природой к перечислению классов, отрядов, семейств, родов и видов, с краткими характеристиками таксономических подразделений. В школьной практике такое преподавание было бесплодным, оно обременяло память и отталкивало учащихся своею сухостью. Зуев избежал этого основного порока старинной учебной литературы по ботанике и зоологии. Он построил свой учебник монографически: не уделяя много места систематике, он дал описание отдельных животных и растений, притом описание не только правильное и научно достоверное, но интересное, живое, богатое биологическими сведениями и экскурсами в практическую жизнь. Приводятся многочисленные данные, характеризующие образ жизни и нравы животных и т. д. В описаниях во многих случаях виден опыт полевого натуралиста, который сам наблюдал явления.
--------------------------------------
1. Последнее, пятое издание вышло в 1814 г.
--------------------------------------
Замечательной чертой учебника Зуева является отсутствие всякой телеологии, которой сильно злоупотребляли писатели и ученые XVIII в., изображая животный и растительный мир как специально созданный божественной силой на потребу человека. Даже сочинения Линнея начинаются и оканчиваются библейскими текстами. Ничего подобного мы не находим в книге Зуева, хотя она не была ученым трудом, а только руководством для юношества.
Значение изучения природы Зуев видел прежде всего в том, чтобы использовать ее в интересах человека; а не в том, чтобы заложить при этом основы религиозно-нравственного воспитания, как это было принято не только в его время, но и много позднее. Так, например, спустя полвека профессор Петербургского университета Иван Шиховский в официально изданном для гимназии учебнике ботаники (1853) утверждал, что задача естественных наук «быть самыми удобными и ближайшими руководителями к познанию творческой воли». Профессор Московского университета Ловецкий указывал в своем университетском курсе зоологии (1825), что «естествознание возводит человека от природы к богу» и т. п. Мы напрасно стали бы искать у Зуева подобные высказывания.
Характерно для учебника Зуева также отсутствие ложного антропоморфизма при описании животных. В его эпоху (да и много позднее) было весьма принято, особенно в популярной литературе, восхищаться «трудолюбием» пчелы, «домовитостью» муравья, «умом» слона, лошади, собаки и т. д. и сообщать по этому поводу всевозможные анекдотические сведения. Строгий рационалистический ум Зуева не позволил ему пойти по этому сомнительному пути.
Основной задачей изучения природы, как указано выше, Зуев считал применение естественных вещей для нужд и потребностей человеческого рода. Надо изучать естественные предметы, чтобы обнаружить их полезные свойства, которые пригодятся в общежитии. Эта связь науки с практикой и является самой характерной чертой учебника Зуева. Во всех своих описаниях ископаемых тел, животных и растений он обязательно отмечает, какое значение тот или иной объект имеет или может иметь для человека и его благополучия. На эту сторону дела он указывает на первой же странице своей книги в предисловии. В наставлении для учителя Зуев предлагает ему «рассказывать о всех веществах, как которые куда употребляются; которые наипаче заслуживают в рассуждении заведения или размножения их для частной или общественной пользы особенного внимания; которые годны ко введению в употребление, которые к заменению чужестранных».
Зуев требует прежде всего изучать природу своей страны, а затем уже знакомиться с чужеземными объектами природы: «Каждое ...народное училище,— пишет автор в предисловии,— наипервее да примется за познание собственных своих произведений, которые, следовательно, наипервее и должны быть собраны, а познавая соседственные, узнает, как у себя и чужие заводить и свои размножать, удобрять и распространять должно».
Учебник Зуева был не только первым русским руководством по естествознанию, но и первою краткой методикой этого предмета. В предисловии к учебнику автор дает указания, каких приемов должен придерживаться учитель, преподавая естественную историю. «При рассуждении о какой-либо вещи,— пишет, между прочим, Зуев,— учитель показывает оную в самой натуре или по крайней мере на картине, почему при каждом народном училище в сем классе должно стараться иметь таковых вещей собрание, которые в натуре, которые в рисунках».
Здесь выдвинуты важные методические требования, которые являются актуальными и для нашего времени. Зуев требует прежде всего наглядности преподавания. Он различает наглядность предметную, когда вещь показывается «в самой натуре», и наглядность графическую, когда показывается изображение вещи. При этом предметную наглядность он ставит выше графической («по крайней мере — на картине»). Здесь же выдвигается требование иметь при школе кабинет наглядных учебных пособий, что было в то время новостью.
Учебник Зуева был издан без рисунков. Рисунки, или «фигуры», к учебнику были напечатаны отдельно, на больших листах. Таких листов с изображением животных, награвированных на медных досках гравером Бугреевым, вышло всего 12. По размеру — в полный лист — они были рассчитаны для показа целому классу, т. е. были первыми стенными таблицами по зоологии. К сожалению, до нас эти «фигуры» не дошли, и мы знаем о них только из архивных описаний.
Работа Зуева в Комиссии об учреждении народных училищ не получила в свое время должной положительной оценки в академическом кругу; наоборот, она стала для него источником серьезных неприятностей и даже повела к его удалению из Академии наук. Дело в том, что новый директор академии, княгиня Е. Р. Дашкова, женщина капризная и самовластная, не взлюбила Зуева и, пользуясь недоброжелательным к нему отношением со стороны некоторой части академиков, решила принять против него суровые меры. Поводом послужила педагогическая работа Зуева, на которую он не испросил особого разрешения академического начальства. 7 февраля 1784 г., в то время как Зуев усердно занимался составлением своего учебника, Дашкова издала следующее предписание, из которого приводим выдержки:
«Хотя кажется и невозможно полагать, чтоб подчиненные, находящиеся при каком-либо месте, могли располагать временем своим по собственному произволу без дозволения на то от начальства, и не дав о том знать тому месту, в котором они определенными находятся; тем менее еще терпимо, чтоб подчиненные совсем не уважали своими должностями; но адъюнкт императорской Академии наук Василий Зуев поведением своим сие точно показал на деле, и не взирая на все ему деланные наставления, в том не поправился... Из сего всего видеть можно, что он ни мало не старается быть Академии полезным, и как оная без него может обойтиться, то для утверждения порядка и законами установленного повиновения, Академии наук директор, по должности и власти, изображенной в академическом регламенте, хотя с сожалением, но для примеру другим, приказала помянутого адъюнкта Зуева из академической службы исключить, и сие записав в журнал ему объявить».
Это распоряжение было для Зуева тяжелым ударом и могло погубить всю его ученую деятельность. Он обратился за помощью к своему учителю и покровителю Палласу, который имел большое влияние при дворе и мог действовать через голову Дашковой. Екатерина II, выслушав Палласа, согласилась, что Зуев удален неправильно, и дала повеление восстановить его в правах. Таким образом Зуев был возвращен в Академию к крайнему раздражению Дашковой, которая с тех пор преследовала его разными придирками.
Зуев в своей деятельности в учительской семинарии не ограничивался ролью преподавателя. Он принимал близкое участие и в других просветительных мероприятиях, которые проводились в семинарии. Важнейшим из этих мероприятий было издание силами студентов и преподавателей семинарии ежемесячного литературно-научного журнала под символическим названием «Растущий Виноград». Зуев был редактором и главным сотрудником этого журнала, который существовал два года (1785—1787), и выпустил за это время 24 книжки.
Содержание их очень разнообразно: тут встречаются и статьи философского, и исторического содержания, и педагогические рассуждения, и статьи по вопросам естествознания и географии. Среди последних надо поставить на первое место большую статью самого редактора «О начале и происхождении гор», подписанную буквою «З». Автор проводит в ней новые воззрения на строение земной коры, сложившиеся у него благодаря сотрудничеству с Палласом. В противовес старым геологическим взглядам, основанным на легенде о всемирном потопе, Зуев проводит мысль о постепенном возникновении земной коры по законам природы, причем различает массивные породы, которые составили внутренние стержни горных хребтов, и позднее образовавшиеся слоистые или осадочные породы, которые произошли в результате разрушения гранита и одевают боковые склоны гор.
Для XVIII в. такие воззрения были новыми и прогрессивными и явились дальнейшим развитием взглядов Ломоносова.
Кроме оригинальных статей, в журнале помещалось и много переводных, причем Зуев черпал материал для этих переводов из просветительной литературы предреволюционной Франции, в частности из сочинений знаменитого в свое время историка и философа-материалиста Томаса Рейналя, близкого к энциклопедистам. Сочинения Рейналя проникнуты демократическим и антирелигиозным духом, идеями свободы, равенства и братства. В королевской Франции они были сожжены рукою палача, а автор был вынужден спасаться бегством за границу. Само собою разумеется, что эти идеи Зуев мог проводить завуалированно, не называя источников и представляя дело так, что речь идет не о царской России, а о порядках Китайской империи (1).
В астрономических статьях, напечатанных в «Растущем Винограде», защищается система Коперника, которую Синод считал еретической, проводится мысль о существовании живых существ, кроме Земли, и на других планетах, что противоречило библейской космогонии.
По вопросам физики в журнале есть статьи о замерзании и кипении воды, о некоторых обыкновенных феноменах природы, например: о громе и молнии, дожде, снеге, граде, приливах и отливах и т. д. Сведения эти, очевидно, должны были служить в помощь учителям для борьбы с народными суевериями — баснями об Илье-пророке и т. п.
Кроме прозы, в журнале был большой стихотворный отдел, где молодые учителя выступали со своими первыми произведениями. Среди них многие очень удачны, особенно стихи сатирического направления, посвященные борьбе с бытовыми предрассудками и разъяснению пользы научного знания.
Издание «Растущего винограда», несомненно, является одной из крупных культурных заслуг Зуева. Как ученый-биолог Зуев занимался, главным образом, ихтиологией, изучая по коллекциям академической кунсткамеры рыб, среди которых нашлось немало новых, еще не описанных в науке видов. Эти работы, написанные на латинском языке, Зуев докладывал на заседаниях конференции Академии наук и печатал в академических журналах «Acta» и «Nova Acta». Так, он описал новые виды морских вьюнов из рода Blennins, два вида мурен, рыбу-прилипало, электрического угря и проч. Ему принадлежит первое научное описание беломорской зубатки, или
-----------------------------------
1. Перевод Зуева назывался «Политические рассуждения о китайцах» и печатался во многих номерах журнала за 1786 г.
-----------------------------------
кусачки, крупной рыбы, названной так за ее свирепый нрав и страшные зубы.
В связи с реорганизацией обширного минералогического кабинета Академии наук Зуев в последние годы своей жизни занимался также минералогией и определением окаменелостей. Когда Академия наук стала издавать, помимо своих специальных ученых журналов, также общедоступный научно-популярный журнал на русском языке «Новые ежемесячные сочинения», Зуев и там стал помещать статьи для широкого круга читателей. Среди них есть очень интересные, например статья о порче воздуха в жилых помещениях, где Зуев старается распространить среди читателей здравые, гигиенические понятия о значении для жизни и здоровья свежего воздуха.
Следует также отметить статью «Различные способы к прокормлению скота во время засухи и о распространении кормовых средств». В этой статье Зуев рекомендует некоторые приемы агротехники, новые для тогдашнего времени. В своих научно-популярных статьях Зуев проявил себя талантливым популяризатором. Эти его работы написаны хорошим языком и затрагивают злободневные вопросы. Остается пожалеть, что Зуев не развил эту сторону своей деятельности более полно.
Укажем в заключение на роль Зуева как ученого-переводчика. Он сделал в этом направлении большую работу, особенно трудную в его время, когда русской научной терминологии еще не существовало и приходилось ее создавать. Зуев перевел с немецкого языка на русский весь третий том обширного сочинения Палласа о его путешествии в Восточную Россию и в Сибирь, в котором Зуев принимал участие (1). Затем Зуев перевел с рукописи большую ботаническую работу Палласа по описанию древесных пород Российского государства (2). Кроме того, Зуев участвовал также в переводе на русский язык «Естественной истории» Бюффона — большом научно-литературном предприятии, затеянном Академией наук, которое продолжалось 20 лет и выразилось в издании на русском языке десяти томов этого труда. Зуеву принадлежит перевод части третьего тома.
К сожалению, деятельность Зуева после возвращения с Ога продолжалась сравнительно недолго, не более 10 лет. Он был от природы очень сильным человеком, крепкого здоровья. Но, начиная с 1790 г., стал болеть, причем болезнь перешла в хроническую форму, и он совершенно утратил работоспособность. В таком состоянии он прожил около четырех
--------------------------------------
1. П. С. Паллас, Путешествие по разным провинциям Российской империи; три части в пяти книгах, СПб., 1773—1778. Ч. I, 1773 (657+117 стр.); ч. II, книги 1 и 2, 1786 (475+571 стр.); ч. III, книги 1 и 2, 1788 (614+480 стр.). 2. Описание растений Российского государства с их изображениями, т. 1, СПб., 1786
--------------------------------------
лет, пока болезнь не свела его в могилу. Он скончался 7 января 1794 г. сорока двух лет.
Некролог о смерти Зуева, написанный акад. Севергиным на французском языке, появился в академическом журнале Nova Acta только через семь лет после смерти Зуева. Позднее он был постепенно забыт, тем более что многое, им написанное, было напечатано анонимно. Лишь в наше время на основании изучения архивных материалов удалось восстановить историю его жизни и трудов и воздать ему должное как первому русскому педагогу-натуралисту и основателю методики естествознания в России.
В настоящее издание включены следующие сочинения В. Ф. Зуева, имеющие педагогическое значение:
Обширные извлечения из учебника Зуева «Начертание естественной истории для народных училищ Российской империи», 2 части, 1786.
Статья «О начале и происхождении гор» в журнале «Растущий виноград», 1785, июль, стр. 1—50.
Статья «Причины, от коих воздух в покоях испортиться может» в журнале «Новые ежемесячные сочинения», 1787, октябрь, стр. 50—56.
Статья «О набивании птиц и хранении их в кабинетах» в журнале «Растущий виноград», 1786, сентябрь, стр. 28—37.
Статья «Различные способы к прокормлению скота во время засухи и о распространении кормовых средств» в журнале «Новые ежемесячные сочинения», 1787, октябрь, стр. 3—27.
Из указанных статей Зуева статьи о начале и происхождении гор и о набивании чучел птиц для коллекций напечатаны в журнале «Растущий виноград», который издавался Главным народным училищем под редакцией самого Зуева, следовательно, предназначался для учителей и учащихся старшего возраста. Этим и определяется их педагогическое значение как образовательного материала, который дополнял краткие сведения, изложенные в учебнике. Такое же значение имели и две статьи Зуева в журнале «Новые ежемесячные сочинения». Хотя они и не являются в строгом смысле педагогическими работами, но имеют тесную связь с текстом I и II частей учебника, где автор постоянно упоминает об использовании «луговой и нивяной зелени» в корм скоту и для других сельскохозяйственных потребностей. Во введении к «животному царству» Зуев указывает на важность процесса дыхания для жизни человека. Таким образом, названные статьи являются как бы дополнением и развитием некоторых абзацев учебника. Мы не говорим уже о том, что они содержат интересные, с исторической точки зрения, сведения из области гигиены и сельского хозяйства.




Популярные статьи сайта из раздела «Сны и магия»


.

Магия приворота


Приворот является магическим воздействием на человека помимо его воли. Принято различать два вида приворота – любовный и сексуальный. Чем же они отличаются между собой?

Читать статью >>
.

Заговоры: да или нет?


По данным статистики, наши соотечественницы ежегодно тратят баснословные суммы денег на экстрасенсов, гадалок. Воистину, вера в силу слова огромна. Но оправдана ли она?

Читать статью >>
.

Сглаз и порча


Порча насылается на человека намеренно, при этом считается, что она действует на биоэнергетику жертвы. Наиболее уязвимыми являются дети, беременные и кормящие женщины.

Читать статью >>
.

Как приворожить?


Испокон веков люди пытались приворожить любимого человека и делали это с помощью магии. Существуют готовые рецепты приворотов, но надежнее обратиться к магу.

Читать статью >>





Когда снятся вещие сны?


Достаточно ясные образы из сна производят неизгладимое впечатление на проснувшегося человека. Если через какое-то время события во сне воплощаются наяву, то люди убеждаются в том, что данный сон был вещим. Вещие сны отличаются от обычных тем, что они, за редким исключением, имеют прямое значение. Вещий сон всегда яркий, запоминающийся...

Прочитать полностью >>



Почему снятся ушедшие из жизни люди?


Существует стойкое убеждение, что сны про умерших людей не относятся к жанру ужасов, а, напротив, часто являются вещими снами. Так, например, стоит прислушиваться к словам покойников, потому что все они как правило являются прямыми и правдивыми, в отличие от иносказаний, которые произносят другие персонажи наших сновидений...

Прочитать полностью >>



Если приснился плохой сон...


Если приснился какой-то плохой сон, то он запоминается почти всем и не выходит из головы длительное время. Часто человека пугает даже не столько само содержимое сновидения, а его последствия, ведь большинство из нас верит, что сны мы видим совсем не напрасно. Как выяснили ученые, плохой сон чаще всего снится человеку уже под самое утро...

Прочитать полностью >>




.

К чему снятся кошки


Согласно Миллеру, сны, в которых снятся кошки – знак, предвещающий неудачу. Кроме случаев, когда кошку удается убить или прогнать. Если кошка нападает на сновидца, то это означает...

Читать статью >>
.

К чему снятся змеи


Как правило, змеи – это всегда что-то нехорошее, это предвестники будущих неприятностей. Если снятся змеи, которые активно шевелятся и извиваются, то говорят о том, что ...

Читать статью >>
.

К чему снятся деньги


Снятся деньги обычно к хлопотам, связанным с самыми разными сферами жизни людей. При этом надо обращать внимание, что за деньги снятся – медные, золотые или бумажные...

Читать статью >>
.

К чему снятся пауки


Сонник Миллера обещает, что если во сне паук плетет паутину, то в доме все будет спокойно и мирно, а если просто снятся пауки, то надо более внимательно отнестись к своей работе, и тогда...

Читать статью >>




Что вам сегодня приснилось?



.

Юридическая консультация

бесплатная консультация юриста и адвоката

.

Гороскоп совместимости



.

Выбор имени по святцам

Традиция давать имя в честь святых возникла давно. Как же нужно выбирать имя для ребенка согласно святцам - церковному календарю?

читать далее >>

Календарь именин

В старину празднование дня Ангела было доброй традицией в любой православной семье. На какой день приходятся именины у человека?

читать далее >>


.


Сочетание имени и отчества


При выборе имени для ребенка необходимо обращать внимание на сочетание выбранного имени и отчества. Предлагаем вам несколько практических советов и рекомендаций.

Читать далее >>


Сочетание имени и фамилии


Хорошее сочетание имени и фамилии играет заметную роль для формирования комфортного существования и счастливой судьбы каждого из нас. Как же его добиться?

Читать далее >>


.

Психология совместной жизни

Еще недавно многие полагали, что брак по расчету - это архаический пережиток прошлого. Тем не менее, этот вид брака благополучно существует и в наши дни.

читать далее >>
Брак с «заморским принцем» по-прежнему остается мечтой многих наших соотечественниц. Однако будет нелишним оценить и негативные стороны такого шага.

читать далее >>

.

Рецепты ухода за собой


Очевидно, что уход за собой необходим любой девушке и женщине в любом возрасте. Но в чем он должен заключаться? С чего начать?

Представляем вам примерный список процедур по уходу за собой в домашних условиях, который вы можете взять за основу и переделать непосредственно под себя.

прочитать полностью >>

.

Совместимость имен в браке


Психологи говорят, что совместимость имен в паре создает твердую почву для успешности любовных отношений и отношений в кругу семьи.

Если проанализировать ситуацию людей, находящихся в успешном браке долгие годы, можно легко в этом убедиться. Почему так происходит?

прочитать полностью >>

.

Искусство тонкой маскировки

Та-а-а-к… Повеселилась вчера на дружеской вечеринке… а сегодня из зеркала смотрит на меня незнакомая тётя: убедительные круги под глазами, синева, а первые морщинки просто кричат о моём биологическом возрасте всем окружающим. Выход один – маскироваться!

прочитать полностью >>
Нанесение косметических масок для кожи - одна из самых популярных и эффективных процедур, заметно улучшающая состояние кожных покровов и позволяющая насытить кожу лица необходимыми витаминами. Приготовление масок занимает буквально несколько минут!

прочитать полностью >>

.

О серебре


Серебро неразрывно связано с магическими обрядами и ритуалами: способно уберечь от негативного воздействия.

читать далее >>

О красоте


Все женщины, независимо от возраста и социального положения, стремятся иметь стройное тело и молодую кожу.

читать далее >>


.


Стильно и недорого - как?


Каждая женщина в состоянии выглядеть исключительно стильно, тратя на обновление своего гардероба вполне посильные суммы. И добиться этого совсем несложно – достаточно следовать нескольким простым правилам.

читать статью полностью >>


.

Как работает оберег?


С давних времен и до наших дней люди верят в магическую силу камней, в то, что энергия камня сможет защитить от опасности, поможет человеку быть здоровым и счастливым.

Для выбора амулета не очень важно, соответствует ли минерал нужному знаку Зодиака его владельца. Тут дело совершенно в другом.

прочитать полностью >>

.

Камни-талисманы


Благородный камень – один из самых красивых и загадочных предметов, используемых в качестве талисмана.

Согласно старинной персидской легенде, драгоценные и полудрагоценные камни создал Сатана.

Как утверждают астрологи, неправильно подобранный камень для талисмана может стать причиной страшной трагедии.

прочитать полностью >>

 

Написать нам    Поиск на сайте    Реклама на сайте    О проекте    Наша аудитория    Библиотека    Задать вопрос юристу    Главная страница
   При цитировании гиперссылка на сайт Детский сад.Ру обязательна.       наша кнопка    © Все права на статьи принадлежат авторам сайта, если не указано иное.    16 +